Главная / О Фонде / Новости / Сергей Шариков. Три вопроса Рене Року.
Сергей Шариков. Три вопроса Рене Року.

Три вопроса Рене Року. Открытое письмо президенту
Международной федерации фехтования 


Сергей ШАРИКОВ

От редакции. Открытое письмо руководству Международной федерации фехтования (FIE), которое обнародовал испанский арбитр Хавьер Ибаньес, вызвало немало откликов в фехтовальном мире. Одним из тех, кто решил высказать свои мысли по поводу того, что сейчас происходит в фехтовальном мире, стал двукратный олимпийский чемпион по фехтованию на саблях, старший тренер сборной команды России по резерву Сергей Шариков, чей текст мы предлагаем сегодня вашему вниманию.


* * *

Открытое письмо, написанное испанским арбитром Хавьером Ибаньесом, в очередной раз показало, что в нашем виде спорта еще есть люди, которые всей душой переживают за фехтование. Я, как человек, который посвятил фехтованию большую часть своей жизни, тоже не могу спокойно смотреть на то, что происходит сейчас в нашем виде спорта. Поэтому я хотел бы задать президенту FIE Рене Року всего три вопроса, на которые у меня, а также у многих спортсменов, тренеров и специалистов фехтования, нет ответа.


ВОПРОС ПЕРВЫЙ. РАДИ ЧЕГО МЕНЯЮТСЯ ПРАВИЛА?

    
Сергей Шариков 
Я отдал фехтованию 25 лет, десять из них выступал на самом высоком уровне. За это время интерпретация правил менялась множество раз. Фехтовать по тем правилам, по которым сражались Сидяк, Кровопусков, Назлымов, было на порядок сложнее, чем сейчас. Потому что тогда был именно поединок. Спортсмены вели разведку, применяли ложные атаки, разнообразные приемы.

Сегодня же в нашем виде спорта царит хаос. В сабле даже специалисты не всегда понимают, что происходит на дорожке. Кому присуждают удары? За что? Сабельное фехтование сейчас балансирует на самой грани. Дальше — только его уничтожение.

У нас нет никакой стабильности. Мастер, который более десяти лет входит в элиту сабельного фехтования, может проиграть зеленому юнцу. Просто потому, что накануне снова поменялась «интерпретация правил», и все наработки чемпиона пропали. А если к тому же его поединок будет судить слабый арбитр, которому люди, в фехтовании не разбирающиеся, но занимающие высокие посты в FIE, внушили, что многократный чемпион фехтует «неправильно»? Как вы понимаете, в таком случае шансов у фаворита будет немного.

Фехтование всегда было не только спортом, но и искусством. Для того чтобы чего-то достичь, необходимо было трудиться очень и очень много. Раньше было как? Чем больше приемов есть в твоем арсенале, чем выше качество фехтования, тем больше у тебя шансов на победу. Для победы надо было перехитрить, переиграть соперника. Сейчас же победа во многом зависит от случая. Достаточно чуть быстрее ткнуть в соперника оружием.

Есть и еще один немаловажный аспект. Постоянные изменения в правилах ставят в тупик и тренеров. Как им работать? Чему учить детей? Как брать защиту, как давать ответы? Ведь завтра, в рамках «новой интерпретации», чиновники FIE могут этот прием запретить, и вся работа пойдет насмарку.

А теперь я хочу задать вопрос: ради чего фехтовальные правила претерпели столько «интерпретаций»? Цель у изменения правил может быть только одна — повышение уровня популярности вида спорта. Однако если предположить, что именно эту цель преследовали руководители Международной федерации фехтования, то они явно ее не достигли. Более того, фехтование за время президентства господина Рока стало даже менее популярным, чем было. Во время последних Олимпийских игр в Афинах у нашего вида спорта был крайне низкий телевизионный рейтинг. Хуже обстояли дела, пожалуй, только у софтбола, который, кстати, после Игр в Пекине должен быть исключен из программы Олимпиад.

Говорят, что новая интерпретация правил якобы способствует развитию фехтования, увеличивает количество стран, которые выигрывают медали. Но ведь и это не так! 15 лет назад впереди были Россия, Италия, Франция, Германия, Венгрия, Польша, и сейчас тон задают представители этих государств. Пожалуй, к ним добавился только Китай, но он сделал бы это и так, независимо от изменений в правилах. Существуют некоторые объективные факторы, которые позволяют добиваться успеха в тех или иных видах спорта. Скажем, в Монголии, конечно же, может появиться суперталантливый пловец, который станет олимпийским чемпионом. Но в целом в плавании эта страна всегда будет стоять ниже, чем США или Австралия.

Я не консерватор. Я не против изменений в правилах, если они действительно идут на пользу фехтованию. Но нельзя же то и дело бездумно их менять! Обратимся к практике, которая существует в других видах спорта. Например, в футболе предлагалось множество поправок к правилам. Они всесторонне обсуждались и только после этого проходили проверку, обычно на юношеских или товарищеских турнирах. Что-то, например, радиосвязь у арбитров или правило «золотого гола», признавалось полезным и вводилось повсеместно. А, например, предложения вводить мяч из аута ногой или удалять футболистов на 10 минут после тестирования были забракованы. У нас же в роли подопытных кроликов выступают чемпионы мира и Олимпийских игр.

Таким образом, едва ли не все действия руководства FIE приводят к тому, что в судействе воцаряется все большая неразбериха. К примеру, фехтование на саблях всегда было непросто понять неискушенному зрителю. Но сейчас благодаря нововведениям, инициированным руководством FIE, оно стало непонятным даже для профессионалов. Я закончил выступать три года назад, а сейчас, буду честен, мне неинтересно смотреть сабельное фехтование. Потому что узнать, кто нанес удар в том случае, когда горят два фонаря, можно только после того, как арбитр посмотрит видеоповтор, а то и проконсультируется с судьей у монитора. А представьте на моем месте просто человека с улицы. Допустим, он зашел посмотреть соревнования. Он, конечно же, тоже ничего не поймет, а в следующий раз просто не придет. Значит, «новая интерпретация» правил усложнила понимание фехтования, хотя, по идее, все должно быть наоборот.


ВОПРОС ВТОРОЙ. ПОЧЕМУ УБИРАЮТ ЕВРОПЕЙСКИХ АРБИТРОВ?

Другой тенденцией, которая четко прослеживается в фехтовальном мире, является все большее привлечение арбитров из так называемых малых стран к судейству поединков самого высокого уровня. Звучит это, конечно, неплохо. Но во что выливается такая, в общем-то, правильная идея на практике?

Арбитры из стран, где фехтование развито слабо, не обладают достаточным опытом. Я ничего не имею против них. Но они пока по объективным причинам не могут достигнуть уровня европейцев. Где им набираться опыта? В чемпионатах своих стран? Может, их стоит для начала приглашать в качестве гостей судить поединки национальных чемпионатов ведущих стран, активнее привлекать к работе на кадетских и юниорских турнирах и только потом лучшим из лучших доверять обслуживание решающих поединков чемпионатов мира?

Я присутствовал на чемпионате мира в Санкт-Петербурге и на юниорском чемпионате Европы в Праге. И заметил удивительную вещь. Уровень судейства на юниорском турнире было на порядок выше, чем на главном соревновании года. И это вполне объяснимо — ведь там не было судей из стран третьего эшелона мирового фехтования. В Праге работали европейцы, которые имеют возможность постоянно совершенствоваться на турнирах с участием сильнейших мастеров.

Заканчивая судейскую тему, хочу обратить внимание на еще один нюанс. 15 лет назад фехтование уже было электрифицировано. Однако все равно у дорожки стояло пять судей, и в спорных случаях четыре боковых арбитра могли подсказывать главному судье. Сейчас же за боем наблюдает только один арбитр. Это тоже странно. Несмотря на развитие и повсеместное внедрение электроники и видеотехники, количество арбитров в спорте увеличивается. Так, в баскетболе стало три арбитра вместо двух, еще раньше увеличилось до трех количество судей в хоккее, а сейчас там даже поговаривают о введении второго главного арбитра. И только фехтовальщики уменьшают число судей.


ВОПРОС ТРЕТИЙ. ЗАЧЕМ НУЖНЫ «БУМАЖНЫЕ» ФЕДЕРАЦИИ?

Следующим моментом, которым, кстати, любит козырять господин Рок, является то, что сейчас в FIE числятся 125 национальных федераций. Однако обычно даже в самых крупных соревнованиях участвуют лишь немногим более половины этих стран. Чемпионат мира в Санкт-Петербурге был самым представительным в истории фехтования, но и в нем приняли участие только 84 страны. А вот, например, в футболе, ситуация обратная. Международная федерация футбольных ассоциаций (FIFA) объединяет более 200 государств и практически все они участвуют в чемпионатах мира. Хотя сборная, например, Лесото или Каймановых островов точно не попадет в финальный турнир и не встретится с бразильцами или голландцами. У нас же, если человек приехал на чемпионат мира, он обязательно проведет два-три боя в пульке с сильными мастерами. И все равно от трети до половины федераций игнорируют чемпионаты мира. Это значит, что большинство федераций существуют только на бумаге. И представитель какой-либо одной федерации приезжает на конгресс FIE, имея в кармане десяток доверенностей для голосования. Все это делается только для того, чтобы голоса этих «бумажных» федераций гарантировали нынешнему президенту FIE Рене Року возможность оставаться таковым и в дальнейшем. Хотя куда уж дальше. За время пребывания на своем посту он сделал все, чтобы убить фехтование. За что ему большое спасибо от всей фехтовальной общественности.

Большинство федераций такая ситуация устраивает. Как ни странно, они не понимают, что все это может закончиться очень плачевно — тем, что фехтование будет просто исключено из олимпийской программы. Ведь президент МОК Жак Рогге уже называл наш вид спорта в числе тех, которым следует принять меры для того, чтобы остаться в программе Олимпийских игр.

Почему вдруг у фехтования появились проблемы с тем, чтобы остаться в олимпийской программе? Какие шаги предпринимаются для того, чтобы сохранить наш вид спорта в качестве олимпийского? Этого никто не знает. Президент FIE Рене Рок в последние годы не занимается проблемами, которых в фехтовании накопилось немало, а пытается сохранить за собой свое кресло. Пока так будет продолжаться, прогресса в нашем виде спорта быть не может.


Сергей Шариков (Федерация фехтования России)
18/12/07

www.rusfencing.ru


Версия для печати