Главная / О Фонде / Новости / Анна Сивкова: «В любой ситуации нужно вести себя достойно»
Анна Сивкова: «В любой ситуации нужно вести себя достойно»
Анна Сивкова всегда вызывала у меня интерес, и как спортсменка, и как личность. В любых ситуациях выдержанная, корректная, в поединках она умеет выдать такие эмоции, что диву даешься, откуда это все в хрупкой девушке?

В командном турнире Олимпийских игр 2012 года она напоминала разъяренную львицу, которая боролось за жизнь своего детеныша. Там, в Лондоне, у нашей шпажной команды не все получилось на «пятерку», но Анна осталась в спорте, чтобы доказать себе и всем нам, что еще не сказала последнего слова на фехтовальной дорожке. На чемпионате мира в Будапеште она впервые в своей спортивной биографии завоевала серебро личного первенства.



После личного турнира в Венгрии мне удалось побеседовать с Аней. Представляю вниманию читателей наше интервью.

Аня, ты пришла в фехтовании осознанно или, как у большинства мальчишек и девчонок, в выборе вида спорта присутствовал элемент случайности?

Все действительно произошло экспромтом. Моя мама никогда не занималась спортом, правда, у папы во время учебы в институте были неплохие результаты в лыжных гонках и в спринтерском беге. Подруга моей мамы,  у которой был знакомый тренер по фехтованию, предложила пристроить девочку в хорошие руки. Мне тогда шел одиннадцатый год. Меня отвели в филиал СДЮШОР № 7, что на Борисовских прудах в Москве, и отдали на рапиру Людмиле Витальевне Вязовой. В этой школе культивировалась шпага и рапира. Через год мой тренер перешла на шпагу, и я вместе с ней.

Ну а почему осталась в фехтовании? Сыграла роль личность тренера или это свойство твоей натуры - если начала что-то делать, то без серьезных причин не бросаешь?

В нашей группе, в которой тренировалось двадцать мальчишек, я была единственной девочкой. Я начала выигрывать у мальчиков, и тренер стала целенаправленно со мной заниматься. Я чувствовала, что здесь я нужна, у меня получается. Правда, был у меня период, когда спустя два года занятий, я хотела бросить, потому что у меня очень болели колени, и это длилось три месяца. Подлечившись, я поняла, что мне некуда девать энергию, которая била через  край, использовать ее в мирных целях я могла только в фехтовании, поэтому и вернулась. 



Тебя уговаривали вернуться или ты сама приняла это решение?

Да, конечно, Людмила Витальевна приходила ко мне домой, разговаривала с родителями, рассказывала обо мне лестные вещи, мол, перспективная девочка. У меня на тот момент, а мне было 12 лет, болело все тело. Тренер у меня строгая, она держала меня в ежовых рукавицах. Иногда мне хотелось свободы. Если собрать все истории больших спортсменов, окажется, что у каждого из них был период в жизни, когда они хотели бросить спорт или на какой-то период уходили из спорта.  Потом они возвращались, понимая, что уже не могут жить без этого наркотика.

У тебя получалось совмещать учебу и спорт, успевала?

Вроде бы все успевала, но училась на тройки. Потому что очень уставала. Я вообще физически была слабенькая. Единственные пятерки у меня были по французскому языку и по физкультуре, и то только потому, что учитель физкультуры знал, что я занимаюсь спортом. Учителя были недовольны, потому что я пропускала уроки и не всегда выполняла домашнее задание. Наша группа тренировалась с 5 по 9 часов вечера, я приходила домой в десятом часу, и сил что-либо делать уже не было.

А когда появились первые результаты?

На открытых дорожках, где я фехтовала и с мальчиками, и с девочками. Среди мальчиков уже занимала 2-3 места. Уже тогда стало ясно, что фехтование – это мое будущее, нужно только много и настойчиво трудиться. Добивалась я всего поступательно. Сначала выиграла открытую дорожку, потом первенство Москвы, первенство России. У меня не было таких взлетов, как у некоторых спортсменов. Например, Павел Колобков был уже чемпионом мира, а первенство России не выигрывал. Мы шли с тренером от этапа к этапу.

Мне всегда казалось, что авторитет тренера довлеет над тобой, это так?

Может быть, так кажется со стороны, но это не так. У нас прочный союз, мы с полуслова понимаем друг друга. Моя тренер привила мне много хороших качеств, которые мне помогают не только на дорожке, но и в жизни. Я четко осознаю, что мне нужно в этой жизни сейчас, а что можно пока отодвинуть на второй план.

Я слышала мнение со стороны, что ты человек в себе, бурно не выражаешь  эмоции. По твоей реакции зачастую невозможно понять, выигрываешь ты или проигрываешь. А что в это время происходит внутри?

Действительно, у меня не бывает такого, что когда проигрываю, начинаю злиться,  показывать всем окружающим бурные эмоции. Если ты переживаешь, уйди в сторонку, разберись с собой. Не нужно, чтобы люди обсуждали твое поведение, кто-то будет ехидничать, кто-то злорадствовать. Нужно в любой ситуации вести себя достойно. Я никогда не показываю эмоций, трезво подхожу ко всему.

Только на дорожке или вообще в жизни?

Бывают, конечно, моменты, когда срываешься, зашкаливает настроение, но я стараюсь этого никому не показывать.

Когда тебя начали привлекать в сборную?

Я была кадетом, но уже тогда меня стали приглашать на юниорские сборы. Я всегда знала, что меня считают перспективной спортсменкой. У меня никогда не было моментов, чтобы я сомневалась, по той ли дороге иду.  Я обожала фехтование, и кроме него меня ничего не интересовало, я выбрала свой путь и шла по нему. Хотя однажды я встала перед выбором. У меня были способности к языкам, и к окончанию школы я решала – идти мне в физкультурный или лингвистический ВУЗ? Но, все обдумав, я все-таки выбрала спортивное направление. В тот год, 1998-й,  прошли первые Всемирные юношеские игры, я заняла там второе место, и поняла, что моя дорога предначертана. Во взрослой команде я с 2001 года. Тогда в сборной России фехтовали Мария Мазина, Татьяна Логунова, Татьяна Фахрутдинова, Оксана Ермакова. Я в последний момент попала в команду, заняла второе место  на первенстве мира среди юниоров и выиграла по взрослым последний отборочный турнир. То, что меня взяли на чемпионат мира во французский Ним, где я стала в составе сборной чемпионкой мира, было полной неожиданностью.



И как тебя приняли примы шпажного фехтования?


Я не чувствовала, что меня не хотят, не любят. Конечно, была конкуренция. Всегда, когда молодой спортсмен попадает в основной состав, взрослые к нему относятся с осторожностью. На чемпионате в Ниме я фехтовала все бои и довольно хорошо. Мария Валерьевна Мазина, которая всегда была для меня авторитетом, была довольна, высоко оценила мои успехи.

А какие воспоминания оставила Олимпиада 2004 года, когда российская сборная завоевала золотую медаль?


С одной стороны хорошие, с другой, не очень. Меня заменили в финале соревнований. Это была страшная обида, потому что я всегда фехтовала в основном составе. Тогда я еще не понимала, что не участие во встрече за первое место на Олимпиаде, не означает, что ты не олимпийский чемпион. Я воспринимала эту ситуацию очень болезненно. Только с годами поняла, почему старший тренер команды Александр Сергеевич Кислюнин сделал замену. Я тогда не очень уверенно отработала с канадками. В финале мы встречались с немками, и сейчас я понимаю, что в финале Олимпиады я бы вряд ли показала то фехтование, которое показывала в отборочных турнирах.

Когда выяснилось, что на следующих Играх не будет командного турнира по женской шпаге, понимала, что до следующих Игр нужно будет ждать долгие восемь лет?

Почему нужно верить только в командный результат? Спортсмен надеется, в первую очередь, на свои личные результаты. Я понимала, что будет сложный отбор, но так хотелось завоевать медаль в личных соревнованиях!  Командный турнир дает еще один шанс, если в личных состязаниях что-то не получилось, а если ты хорошо выступил в индивидуальном турнире, а потом еще и в командном, это вдвойне радостно, эмоций хватает на весь следующий сезон.

На Олимпиаде в Пекине фехтовали Любовь Шутова и Татьяна Логунова, а ты не завоевала путевку на Игры. Обидно было?

Да, конечно, очень обидно. Я была в 16-ти по мировому рейтингу, и перед последним этапом отбора вылетела из 16-ти. Мне надо было попадать в восьмерку, но на моем пути вставали неудобные для меня соперницы – немка Бритта Хайдеманн и румынка Ана Бранза. И все же я думала, что попаду на Олимпиаду. Когда все уже случилось, я очень переживала. Были мимолетные мысли уйти из спорта, но они посещали меня до того момента, когда на чемпионате Европы перед Олимпиадой  я заняла третье место. Было хоть какое-то моральное удовлетворение, понимала, что не просто так отдаю силы на тренировках.

А какая победа вспоминается больше всего?

В командном турнире на чемпионате Европы 2012 года в итальянском Леньяно. Там за первое место была принципиальная встреча с румынками. По эмоциональности мне вспоминается именно эта победа. Я была второй на чемпионате Европы, сейчас заняла второе место на чемпионате мира, но осталось чувство незавершенности. А мы, спортсмены – максималисты, потому второе место не оставляет ярких впечатлений. Здесь, в Будапеште, мне понравилось, как я фехтовала в течение дня, но финальной точки не поставила. До состязаний в Леньяно сборная Румынии уверенно лидировала в Кубке мира. К тому же в личном турнире мы все проиграли румынкам. А в командных соревнованиях мы выиграли одним уколом на приоритете, мне надо было выстоять. В итоге все сложилось удачно.

После неудачи на чемпионате мира 2011 года вам предстояло приложить немало усилий, чтобы попасть на Игры в Лондон. Как вы справились с поставленной задачей?

Сан Саныч (Александр Александрович Глазунов, старший тренер по женской шпаге – ред. автора) нас не напрягал, мы работали, работали много, качественно. Определяли тактику борьбы с каждой командой.  После чемпионата мира был турнир в Дохе, я приехала туда и не верила, что мы сможем изменить ситуацию. За вход в четверку фехтовали с немками. Мы давно у них не выигрывали. Мы им и начали проигрывать, но потом проявили русский характер и победили с преимуществом в 2-3 укола. Выиграли турнир и после него достаточно уверенно себя чувствовали.

У меня осталось от Олимпиады тяжелое впечатление. Что ты можешь рассказать об этих событиях?

С китаянками перед последним боем, когда я выходила фехтовать, мы проигрывали 4-5 уколов. Как только я сравняла счет, у меня было ощущение, что дело сделано. Думала: «Осталось нанести последний укол, и мы будем в двойке». И эти мысли снизили мою концентрацию, я активно двигалась, вызывала ее, но уже начала осторожничать, потому что было, что терять. В итоге на приоритете получила укол. Мне кажется, что весь запал мы оставили на отборочных турнирах, где часто судьба встреч решалась именно на приоритетах.

Во время встречи за 3 место с командой США со стороны складывалось впечатление, что вам не очень хочется бороться за бронзу...

Нам, конечно же, хотелось стать призерами Олимпиады, но запала не осталось. Все эмоции были потрачены на борьбу с китаянками. Эмоциональный фон искусственно не создашь. Можно только пытаться что-то выжать из себя, и мы пытались, понимали, что четвертое место самое ужасное  на Олимпиаде, но организм не всегда подчиняется разуму. Встреча с американками сыграла с нами злую шутку. Американки стали бронзовыми призерами, две из четырех после Игр ушли из спорта, а мы остались и должны с этим жить. 

И на отборочных турнирах, и на Олимпиаде ты фехтовала на последнем номере. Не страшно было?

Сан Саныч всегда говорит, что выигрывает команда. Ты можешь в процессе проиграть одному бойцу, а затем найти своего соперника и отыграться, набрать уколы. В последнем бою я не думаю, что на мне лежит какая-то особая ответственность, я просто фехтую. Потому что если озадачиваться такими мыслями – ой, на меня рассчитывает команда, нужно сделать что-то сверхъестественное, - лучше на дорожку не выходить. Нужно просто хорошо делать свою работу.  Я прекрасно осознаю, что у меня может не получиться этот бой. Для себя я решила, что я приму любой исход, чтобы не произошло. Просто делаю, что умею. Самое главное, у меня есть желание побеждать. Сан Саныч мудрый, он никогда не нагнетает, мол, ты лидер, ты должна, ты самая старшая.

Закончилась Олимпиада. Кто-то ушел рожать, кто-то завершил свою карьеру. А ты по-прежнему выходишь на дорожку…

Я взяла паузу после Игр до января месяца. Но так как у меня за это время не появилось других целей, я решила продолжать.

В Интернете были выложены твои фотографии, на которых ты не спортсменка, а молодая, красивая, в чем-то загадочная женщина. Кто делает эти фотографии и почему тебе важно разместить их на всеобщее обозрение?


Я не выкладываю кричащие фотографии, просто сфотографирована в таком ракурсе, что можно додумать то, чего на самом деле нет. Как любой девушке, мне нравятся красивые фото, почему нет? Я сделала пару фото сессий для личного пользования, и мне нравится, что я могу быть в каком-то другом облике, отличном от спортивного. О, если бы я все выложила! Шучу, можете написать, что чересчур смелых фото у меня нет даже для личного пользования, все вполне целомудренные.



На этом чемпионате мира ты впервые заняла второе место. До этого ты ни разу не фехтовала в финальной части, а здесь сумела, смогла, была близка к завоеванию золота. Что-то этот чемпионат изменит в твоем сознании?


До поездки в Будапешт я просмотрела все записи со своим участием на предыдущих чемпионатах мира. Мне всегда чего-то не хватало. Один укол проигрывала то за выход восьмерку, то - за четверку. Было чувство, что я неудачница, что все складывается как-то не так. А здесь я поняла, что да, могу. Кстати, у меня это чувство появилось еще после Олимпиады, когда я фехтовала в команде достаточно уверенно, не считая приоритетов, поэтому в Венгрии я выходила на дорожку с иным настроем, с большей уверенностью.

Для девочек, которые сейчас пришли в команду, ты – авторитет? Они советуются с тобой, слушают твое мнение?

Мы часто обсуждаем, как фехтовать с конкретными соперницами. И к мнению девочек я тоже прислушиваюсь. Девочки часто спрашивают у меня совета, и я всегда делюсь своими знаниями. Скажем так, я не жадничаю.

Татьяна Колчанова


Версия для печати